Чукотка. Чукчи. Кит.

Завораживающая красота Чукотки

Не могу не поделиться записками из путешествия одного из моих знакомых. Эдуард Багиров — известный в Москве продюсер, поделился сегодня одним из ярких впечатлений от путешествия по суровой Чукотской земле.

«…Трансаэро, говорите, неважная авиакомпания? Аэрофлот? Боинги вам староваты? Билет до Бали к сезону подорожал — не укупишь? Выбирайте маршруты правильно! На сцену выходит маленькая, но мощная Чукотавиа. Полуторачасовой полет от Анадыря до Лаврентия на легендарном суперлайнере Ан-24 (молодежь может погуглить) над бескрайними чукотскими сопками обойдется вам на двоих в 70 000 рублей. Без чая и без вариантов. Совсем без вариантов: летает этот рейс один раз в неделю. Так что цена не значит вообще ничего: просто цифры в билете, которые могут быть вообще любыми. Местные уверяют, что бывало и по 96 000, причем на одного.
Виски, который я приволок из-за тридевяти земель, здесь не лезет. То есть вообще: удовольствия не приносит ни вкус, ни результат. Но зато, боже мой, как на берегу Берингова моря пьется водка! Особенно под обжигающую отбивную из парного мяса кита, которое по вкусу похоже на очень хорошую говядину, но нежнее и вкуснее.
В солнечную погоду с берега видна Аляска — до неё отсюда километров шестьдесят. Только здесь на живую ощущаешь, насколько велика Россия.

Охота на кита на Чукотке

Ну что, добыли мы сегодня кита.
Сначала трое суток пришлось жрать на берегу водку в ожидании подходящей погоды, потому что в это время года она на Чукотке крайне нестабильна. Потом инструктаж по технике безопасности, подготовка лодок и гарпунов, и долгое торчание на сопке с биноклем. Далее — отплытие:
четыре лодки сталкивают в воду, заводят и прогревают моторы, и — устремляются вдаль, в ту сторону, где смотрящие засекли фонтанчики, извергаемые потенциальной добычей.
Километров через пять кита нагоняют. Шансов уйти у него нет: серый кит — а нам попался именно этот вид — даже в напуганном состоянии не способен развить более 18 километров в час, а лодки охотников гораздо быстрее.
Далее происходит убийство, совершенно первобытное. Называть это охотой не поворачивается язык: загнанное животное дружно и тупо забивают гарпунами, а кое-где и добивают из ружей, целясь в легкие, чтобы кит задохнулся. У меня тоже был шанс исполнить мечту любого охотника «взять кита», но я к гарпуну и не прикоснулся: мне животное было жалко. Чукчей-то понять можно: если делать выбор между каким-то китом и выживанием собственных детей, то этот выбор очевиден. Но передо мной такой альтернативы не стояло, а бессмысленно убивать кого бы то ни было мне отнюдь не в забаву.
Умное животное, следует заметить, сопротивлялось. И весьма чувствительно — только по нашей лодке кит два раза шарахнул хвостом со всей дури. И это был весьма яркий экспириенс, вот что я вам скажу. Это вылететь в ледяное Берингово море под молотящий хвост взбешенному киту мне не улыбалось ну вообще никак. На несколько секунд я даже, как выражаются местные, чуть не «присел на котлету». Оператор, по его признанию, тоже. Но это никак не помешало ему хладнокровно снимать, а мне так же спокойно комментировать происходящее. Прогнозирую, что от добытых нами кадров у вас тоже не раз шелохнется внизу живота. Это было чистое рубилово. Мясо. Жесть, как она есть.
Тушу пришвартовали к берегу, вытащили с помощью трактора, и на нее тут де набросились с ножами местные жители. В течение какого-нибудь часа от многотонного исполина остались лишь жалкие кости. Сильное было впечатление.»

источник: https://www.facebook.com/eduardbagirov

Добавить комментарий