Взял как-то волк моду зайчика потр@хивать

И до того ему это понравилось, что как увидит его, тотчас догонит и давай во все дырки теребонькать.
Надоело это зайцу и пришел он к Михаилу Потаповичу жалиться. Рассказал все как есть. Медведь ему посочувствовал, а утром велел прийти вместе с волком на беседу.
Приходят, значит, оба. Медведь спрашивает волка:
— Ты что ж это, серый, беспределишь? Зайчишку совсем замучил!
— Миша, — говорит волк, — у меня ж волчицу зимой охотники застрелили, а больше в лесу волков нет – только я остался. По началу терпел-терпел пока глаза на лоб не полезли, думал помру. Мне без секса нельзя, я в лесу последний!
Подумал медведь и разрешил волку один раз в неделю косоглазого пользовать, а ушастому повелел терпеть ради лесного блага – без волка в лесу нельзя. На том и разошлись.

В понедельник с утра волк зайца как следует пошоркал. Только ушел, косой расплылся в улыбке – считай неделю свободен!
Во вторник снова приходит и ну зайца уговаривать на «пол шишечки». Заяц ни в какую – грозит медведем. Волк и говорит:
— Давай так. Я тебя в счет следующей недели поимею, а каникулы продлим. Будешь две недели отдыхать.
Заяц:
— Идет!
Дело сделано. Заяц счастливый записал аванс в тетрадку и облегченно вздохнул: две недели расслабона.
На следующий день ситуация повторилась. Заяц уже предвкушал 3-х недельный отдых, а в тетрадке добавилась еще одна строчка.
Так пролетел месяц.
Идет как-то медведь по лесу. Смотрит, зайчик сидит помятый, задроченный на пеньке с тетрадкой что-то считает и записывает.
— Ну что, заяц, как жизнь? Как отношения с волком, все хорошо?
— Да как тебе сказать, дядя Миша? Практически ничего не изменилось, только прибавилось бухгалтерии.